Background Image
Table of Contents Table of Contents
Previous Page  6 / 80 Next Page
Information
Show Menu
Previous Page 6 / 80 Next Page
Page Background

Как Ваша семья

празднует День Победы?

Этот день мы с детьми, а

теперь с внуками встреча-

ем с особым трепетом. Со

слезами на глазах. Мой отец

Василий Семенович с 17 лет

воевал. Он вернулся с войны

спустя три года после Побе-

ды, в 1948 году. А до этого

он пережил страшные мо-

менты, когда его, 16-летнего

паренька, вместе с многими

другими немцы заставили

рыть огромную яму, непода-

леку от большой горы. В ней

фашисты собирались зако-

пать живьем не одну сотню

мирных жителей, в том чис-

ле и его самого. Это было в

Воронежской области, в Бо-

гучарах. Это правый берег

Дона. Что пережили тогда

эти люди, трудно предста-

вить. Но судьбе было угод-

но спасти их. Буквально за

мгновение до смерти эти

люди были спасены солда-

тами Красной армии. После

этого мой папа был призван

в ряды Советской армии.

Был пулеметчиком и пехо-

тинцем, затем выучился на

сапера. После окончания

войны он разминировал

Смоленск. И только потом

вернулся домой.

Как в дальнейшем

сложилась судьба отца?

Папа всегда со слезами

рассказывал, сколько они

пережили в те годы. Даже

мне это тяжело без слез

вспоминать. После войны

он окончил Московский

университет им. Крупской

по специальности худож-

ник-оформитель. С мамой

Антониной Михайловной

они поженились в 1950 году,

после чего уехали в Таган-

рог. Этот город во время

войны был под немцами,

очень сильно разрушен.

Папа работал художником

в авиационном институте и

восстанавливал памятники,

в том числе очень известные

в Таганроге песочные часы,

которые и сейчас работают.

Там до сих пор стоит отрес-

таврированный моим отцом

памятник Петру I. Папа был

великолепным

мастером

резьбы по дереву, по мрамо-

ру, граниту. Дома у нас вся

мебель была резная, сдела-

на его руками. Позже мы

вернулись в Богучары, где я

и закончила школу.

Как Вы увлеклись

рисованием?

Я пошла по папиным сто-

пам, одна из трёх детей. У

меня еще есть брат и сестра.

Но, видимо, по генам это пе-

редалось только мне. Я во-

обще очень похожа на отца.

Помню себя лет с трёх при-

мерно. И все время у меня

в руках были карандаши.

Я рисовала всегда и везде.

Часто пропадала в папи-

ной мастерской, которая у

нас дома была. Мне там все

было интересно, всему хо-

телось научиться. Там всег-

да стоял этюдник, разные

верстаки. Пахло стружкой,

лаком, красками, все меня

там завораживало. Мама

хоть и работала на кожевен-

ном заводе, тоже увлекалась

вышивкой, гладью. Ею были

очень красивые картины

вышиты.

Учителя в школе на пред-

метах, не связанных с рисо-

ванием, частенько мне дела-

ли замечание, потому что я

рисовала и отвлекалась от

темы урока. Папа поощрял

мое увлечение рисованием,

потому что видел, как это

хорошо у меня получает-

ся. Вопрос кем быть передо

мной не мог стоять. Еще в

третьем классе пришла к

нам учительница, которая

нам всем очень нравилась.

И я тогда решила стать учи-

телем рисования. После

школы поступила в Бутур-

линовское

художествен-

С тех пор как НатальяШевцова помнит себя, она держала в руках ка-

рандаш. И рисовала… рисовала. Это передалось ей от отца, которого

в 17-летнем возрасте немцы чуть не закопали живьем вместе с еще

несколькими десятками мирных жителей. А потом он воевал, зани-

мался разминированием Смоленска, затем восстанавливал и созда-

вал памятники в Таганроге...

Текст и фото - Алина Белая

Интервью без галстука

В материале использованы фото из личного архива