Background Image
Table of Contents Table of Contents
Previous Page  7 / 96 Next Page
Information
Show Menu
Previous Page 7 / 96 Next Page
Page Background

38/5 октября 2015 г./

ГОРОДСКОЙ КУРЬЕР

Прием Бесплатных частных объявлений 44-55-55 Реклама 47-05-61, 47-05-62

койно, ничего не делая,

при этом врач жевал же-

вательную резинку, пог-

лядывая на меня. Подъ-

езжая к горбольнице №1,

они перевернули ребенка

на бок, до этого он всю

дорогу лежал на спине, и

начали качать «грушей»

воздух в легкие Андрея

через трубочку, так и не

воспользовавшись аппа-

ратом, который оставил

им муж.

Подъехав к больнице,

водитель включил си-

рену, двери реанимаци-

онного отделения уже

были открыты и врач-ре-

аниматолог нас уже ждал.

Андрея завезли в реани-

мационное

отделение,

а я с бригадой «скорой

помощи» осталась ждать

в коридоре. Но в реани-

мационной палате была

тишина, дверь была

открыта, и я увиде-

ла, что врачи стояли

перед моим сыном

ничего не делая

— просто смотрели

на него. Я закричала

«почему вы ничего

не делаете?», на что

врач-реаниматолог,

повернувшись

ко

мне, ответил: «Мы мерт-

вых не воскрешаем, что я

могу сделать, я не бог».

Слезы душили меня,

но медсестры начали

кричать на меня, что я

своим плачем разбу-

жу больных детей, но я

не могла успокоиться.

Врач «скорой помощи»

схватил меня и вытащил

в коридор, крича мне

в лицо: «Что ты орешь,

видишь — ничего нельзя

сделать». Я схватила его

за халат и начала кри-

чать: «Почему же ты его

не довез, ты же обещал

успеть». Он, отпихнув

меня в сторону, вышел

на улицу.

Я осталась одна в ко-

ридоре реанимацион-

ного отделения. Мне не

предложили даже воды,

только медсестры на

посту стояли и обсужда-

ли, какие грязные ноги у

моего сына.

Зайдя в реанимацию,

где лежал мой мертвый

сын, я присела на кушет-

ку, рядом с ним. Пример-

но через полчаса ко мне

зашел врач-реаниматолог,

чтобы выяснить все об-

стоятельства смерти. Как

в тумане я сидела и рас-

сказывала, и только пос-

ле этого он выразил свои

соболезнования, и сказал,

что было слишком поз-

дно, и он ничего не смог

сделать. Хотя даже и не

пытался».

22 сентября Андрюше

Котову исполнилось бы 10

лет. Теперь родители Ан-

дрюши Евгений и Ната-

лья Котовы больше всего

надеются, что виновных

найдут: «Сына уже не

вернуть, но мы не хотим,

чтобы в Старом Осколе

гибли другие дети».

Трагедия произошла 10

августа в селе Незнамово

Старооскольского город-

ского округа.

События того страш-

ного дня рассказала мама

Андрюши Наталья Кото-

ва:

«Андрюше, когда он

еще был маленький, пос-

тавили диагноз «бронхи-

альная астма». С тех пор

ингалятор у нас всегда

был в кармане, на всякий

случай. Андрюша всегда

жил как обычный ребе-

нок: приступов не было.

В тот день он попросился

погулять с ребятами. По-

том мы с ним сходили к

бабушке. Пришли домой.

И вдруг он сказал: «Мне

плохо».

Ингалятор ему не помог,

и

я набрала номер «ско-

рой помощи» — 03, но

трубку никто не брал

.

Я была дома с детьми

одна и терять время, пы-

таясь

дозвониться

до

«скорой», не могла, по-

этому позвонила мужу,

который был на работе,

чтобы он вызвал «скорую

помощь», а сама приня-

лась оказывать сыну по-

мощь. Супруг начал зво-

нить по номеру 03 в 22:04,

но трубку никто не брал.

Тогда он набрал номер

экстренной службы 112, и

только тогда его соедини-

ли со «скорой помощью».

Было 22:05. Объяснив всю

ситуацию подробно: ре-

бенок-астматик, и у него

сильный приступ удушья,

попросил как можно быс-

трее прислать помощь. В

22:09 муж снова позвонил

в «скорую» и попросил

поторопиться, так как ре-

бенок потерял сознание.

Я позвала на помощь со-

седей — они сделали ему

искусственное дыхание и

непрямой массаж сердца,

мальчик задышал и от-

крыл глазки.

В 22:19 супруг позвонил

узнать, приехала ли «ско-

рая помощь», но ее все не

было. Тогда он отпросил-

ся с работы и по дороге

домой звонил в «скорую»,

но ему ответили, что ма-

шина едет. Тем временем

мы с соседями во второй

раз откачивали Андрея,

который вновь потерял

сознание. В 22:30 муж уже

кричал в трубку и просил

о помощи, но ему вновь

ответили: «Ожидайте, ма-

шина едет». Откачав Ан-

дрея в очередной раз, мы

ждали врачей.

В 22:40 приехала «ско-

рая помощь», но в машине

не было ничего для ока-

зания экстренной помо-

щи. Не торопясь, бригада

«скорой»

проследовала

во вдор нашего дома, ни-

как не реагируя на мои

мольбы

поторопиться.

Подойдя к ребенку, вра-

чи «скорой помощи» не

предпринимали

ника-

ких действий по его спа-

сению.

Врач, небрежно

жуя жевательную резин-

ку, дрожащими руками не

мог надеть жгут на руку

ребенка.

На мою просьбу

поторопиться, докторот-

ветил нецензурной бра-

нью.

Они сделали укол и

стояли и наблюдали, что

будет происходить.

В это время с работы

приехал муж с аппара-

том для искусственной

вентиляции и ингаляции.

(Отец мальчика Евгений

Котов работает профес-

сиональным спасателем

на ОЭМК, - прим.ред.).

Подбежав к медикам, он

подал аппарат, но врач не

стал подключать сына к

аппарату. Тогда супруг

стал требовать, чтобы Ан-

дрея немедленно везли в

больницу. Когда ребенка

занесли в машину «ско-

рой помощи», я села с ним

рядом, но врач начал кри-

чать и велел мне убирать-

ся на переднее сиденье,

рядом с води-

телем. Тогда

мой

муж,

в надежде

хоть

как-

то

помочь

сыну,

залез

в салон «ско-

рой», но врач

взял его за ши-

ворот рубашки

и буквально вы-

кинул из машины. Муж,

поднявшись, передал вра-

чу аппарат ИВЛ и медик

положил его в машину.

По дороге в больницу

медики не предпринима-

ли никаких действий по

спасению, только измеря-

ли давление и решали, в

какую больницу его вез-

ти. Я умоляла водителя

ехать быстрее, но он не

прибавил скорость и не

включил проблесковый

маячок, ответив, что ус-

пеем.

Проезжая горбольницу

№2, я попросила заехать в

эту больницу, но водитель

ответил: «Нет, реанима-

ция только в медсанчасти

на микро».

Всю дорогу я смотрела

из кабины в салон и ви-

дела каждое движение

медиков. Они сидели спо-

Почему ребенок умер

в машине «скорой помощи»?

«Сына уже не

вернуть, но мы

не хотим, чтобы

в Старом Осколе

гибли другие дети»

Официальное сообщение

Следственного Комитета РФ

от 28 сентября 2015 года:

«10 августа 2015 года в правоохранительные

органы Старого Оскола поступило сообщение

о гибели при доставлении в медучреждение

10-летнего мальчика. По данному факту,

по результатам доследственной проверки,

следственным отделом по городу Старый Оскол

Следственного комитета РФ по Белгородской

области возбуждено уголовное дело по

признакам преступления, предусмотренного

ч.2 ст. 109 УК РФ (причинение смерти по

неосторожности вследствие ненадлежащего

исполнения лицом своих профессиональных

обязанностей).

По версии следствия, вечером 10 августа 2015

года у 10-летнего жителя Старооскольского

района случился приступ астмы. Вызванная

родителями бригада «скорой помощи» не

смогла оказать ребенку полноценную помощь.

Когда мальчика доставили в больницу, врач-

реаниматолог констатировал его смерть.

В настоящее время в медучреждениях

изъята документация, проведены обыски.

Устанавливаются все обстоятельства

произошедшего. Расследование уголовного дела

продолжается».

В Старом Осколе во время

приступа астмы девятилетний

Андрей Котов умер в машине

«скорой помощи». Родители

считают, что ребенка можно

было спасти.